21:22 

2W-10.

Cersei
Лютольвица
Original. Нежить|Подросток. Бондаж, игра со страхами. "Если бы ты в самом деле не верил в меня, то не стал бы специально оскорблять, чтобы доказать себе, что меня не существует."

@темы: Original

Комментарии
2013-03-04 в 22:54 

1412 слов. Вероятно, не то, чего хотел заказчик - но автора несло.

Когда я был маленький, мать решила отвести меня к психотерапевту, и я жутко нервничал. Мне казалось, что это какое-то испытание, которое я непременно завалю. Я сидел на кровати, укутавшись в одеяло, и уныло смотрел на ровное пятно света от ночника, не желая засыпать и переходить в следующий день, где меня ждёт что-то новое и страшное.
- Ладно, - сказал мой плюшевый медведь, забираясь ко мне на кровать. – Ты боишься завтрашней встречи с психологом. Давай поговорим об этом.
Больше всего я ненавижу его за то, что он приходит ко мне в образе тех, кого я люблю. На следующий день я выкинул этого медведя – теперь-то я понимаю, что это было глупо и бесполезно, но я же был маленький.
- Тебя не существует, - твёрдо сказал я тогда и лёг лицом к стене, чувствуя неживой взгляд, скользящий по моей спине.
- Отрицание существующей проблемы никогда её не решит, - поучительно сказал медведь и лёг рядом, обнимая меня плюшевыми лапами. – Так что лучше бы тебе завтра поговорить с психологом. Он же работает для того чтобы помочь тебе, и бояться тут нечего.
Издевался, сволочь. Но я тогда этого не понял: повторюсь, я был маленький. Я заснул, и мне снилось, будто я лежу связанный в темноте, открытый и беззащитный.
На следующий день, когда милая женщина с добрыми глазами спросила меня: «У тебя под кроватью живут монстры?», - у меня чуть истерика не случилась. Да если бы под кроватью!
- Монстров не бывает, - ответил я тогда с чувством, что я удачно прохожу своё испытание, и незаметно показал неприличный жест ему, сидящему в соседнем кресле.
Он появлялся каждый раз, когда мне было страшно.
Когда пьяный отец кричал о том, что я не его сын, и что он убьёт меня, я сидел в углу и молился, чтобы он меня не нашёл. Отчётливо помню, как медленно открывалась дверь в мою комнату – как в замедленной съёмке, которую так любят в фильмах ужасов. Отец заглянул внутрь, неторопливо безошибочно повернул голову в мою сторону – и вдруг неожиданно трезво подмигнул. Потом он вышел, упал на пол и захрапел, а я сидел, не шевелясь, и думал, что отца я как игрушку выкинуть не смогу. Поэтому пришлось уйти самому – но перед этим я всё-таки уснул на пару часов, и мне вновь снилось, что я связан и лежу на полу в темноте.
Потом мне было страшно, что я завалю годовую контрольную, и моя рука сама дёргалась, оставляя случайные чёрточки на бумаге и указывая на правильные ответы. Я больно ущипнул себя и намеренно проставил противоположные варианты – и когда я получил свой заслуженный «неуд», я был убийственно спокоен. Ночью мне снилось, что я прикован к кровати наручниками за ту самую руку, но я был уже достаточно взрослый, чтобы не думать о том, как бы отпилить собственную часть тела.
Впрочем, для него я всегда был маленьким несмышлёнышем. Только так можно объяснить, почему он всегда неизменно-ласково утешал меня и не реагировал на мою ругань, как не обращают внимание на нелепые угрозы детей.
- Тебя нет, - шептал я, чертя на полу псевдомагические руны. – А если и есть, то не будет.
- Ну-ну, - вздыхал он с фотографии девушки, в которую я тогда был влюблён. – У тебя в левом углу крест неправильно поставлен.
Впрочем, в тот день я нашёл способ избавиться от него. Я просто напился до потемнения в глазах – и ночью мне не снилось ничего. С тех пор я оттягивал нашу следующую встречу как мог: алкоголем, сексом, адреналином. Если знать, где найти, то можно получить и больше, главное – не бояться. Надо мной смеялись мужчины: «подросток ещё, а какой порочный». Женщины вздыхали: «бедняге пришлось рано повзрослеть». А мне плевать: главное, что я только изредка видел его в расплывающемся лунном свете, в неестественно небрежных улыбках прохожих, в своей собственной тени, повторяющей не мои движения – но мне было не страшно. Это всего лишь галлюцинации от недосыпа или передоза, а монстров не существует.
Так мне удалось не чувствовать себя беспомощным почти целых три года. А потом он появился снова, так, будто ничего и не было.
- Ну чего ты, - улыбался он мне в образе чёрного кота. – Я же тебе помочь хочу.
- Иди к чёрту, - машинально ответил я, не глядя на него. Было кристально ясно, что если я пойду за ним, то непременно выйду на нужную мне дорогу, но это бы означало сдаться – и я упорно шёл в противоположную сторону, не глядя на семенящее за мной чертырёхлапое желтоглазое чудовище. Да, я заблудился ночью в незнакомой мне части города, где кругом ни души. Да, я немного занервничал, когда надо мной погас фонарь. Но не испугался! А тут он, точно сошедший с картинки из книжки сказок, и он совсем не страшный, а я неприлично трезвый.
- Я-то пойду, - не обиделся. – Но ты заблудился, и без меня тебе не найтись.
У всех нормальных людей есть ангелы-хранители. А мне досталась какая-то стрёмная нежить, упорно пытающаяся заставить меня признать её существование.
- Нахуй пошёл. Я в тебя не верю.
Кот обиженно мяукнул и растаял в воздухе.
- Но почему?
- Если бы ты существовал, ты бы не дал мне возможности тебя оскорбить, - оскалился я, чувствуя некоторую неловкость, разговаривая с невидимым собеседником, которого до кучи ещё и нет.
- Если бы ты в самом деле не верил в меня, то не стал бы специально оскорблять, чтобы доказать себе, что меня не существует.
Я уже почти забыл о том, что мне нельзя с ним спорить: он всегда побивал мою логику своей. Он умней, но его не существует.
- Ну давай, докажи, что ты есть.
- Не провоцируй меня.
Всё нормально. Я найду дорогу, вернусь домой и лягу спать… Только облегчения мне это не принесёт: мне опять будет сниться та старая фигня про то, как я лежу в темноте и не могу пошевелиться.
- А сны тоже ты мне насылаешь? – спрашиваю я и не слышу ответа. – Ну, те, где я связанный?
Молчание затягивается, и вскоре я понимаю, что он ушёл. Когда на востоке небо начинает медленно светлеть, я, наконец, вижу одинокую раннюю машину, и её хозяин подкидывает меня до центра.
Я прихожу домой и вливаю в себя столько алкоголя, что мой, казалось бы, привычный организм не выдерживает: я валюсь на пол, стукаясь головой об угол стола. Я отрубаюсь, думая о том, что потом меня ждёт ужасное похмелье – но это лучше тех снов.
Когда я просыпаюсь, то ничего не вижу. Я не могу пошевелиться, но это не верёвки и не наручники, и даже не наркотики. Я не знаю, темно ли вокруг меня или на мне повязка – а может быть, я ослеп?
- Эй? – зову я, чувствуя приближение рокового страха. Мне нельзя бояться, ведь тогда появится он – но разве можно заставить себя успокоиться, когда ты вот в такой ситуации? – Кто здесь?
Его никогда не было в этих моих снах, во снах я всегда был один; но сейчас-то я не сплю, и потому долго ждать не приходится.
- Что такое? – спрашивает он голосом, которого я ещё у него не слышал, и по моим волосам тихо проходятся чужие пальцы. - Малыш всё ещё верит в монстров под кроватью?
Я разражаюсь громадной тирадой, в которой одновременно перемешаны угрозы, обвинения в домогательстве и уверения, что его на самом деле нет. Он выслушивает всё это молча, только ладонь всё сильнее вдавливается в мою голову, когда он гладит меня.
- Отпусти меня, - наконец, почти прошу я. Как бы мне хотелось сейчас скинуть его руку – ну или что там у него может быть – ударить или укусить. И плевать, что этим я бы доказал себе его существование: чувство беспомощности, стучащее в ушах, хуже всего, что я когда-либо в своей жизни испытывал. Я собираю всю свою волю в кулак и дёргаюсь – получается перекатиться на бок. Секундная вспышка триумфа гаснет с осознанием того, что это получилось не у меня: это он осторожно повернул моё безвольное тело, и теперь держит, впиваясь тонкими пальцами точно под рёбра.
Похоже, что я сдался именно в этот момент.
- Тебе больно? – спрашивает он, и череда прикосновений пробегает по позвоночнику к шее и обратно.
- Мне страшно, - почему-то шёпотом.
- Это хорошо. Пока тебе страшно, я буду с тобой, - говорит он и медленно ложится сзади, обнимает меня – как в детстве, и это жутко и успокаивающе одновременно. Я оголённый и открытый, боящийся всего на свете, сходящий с ума от своей беззащитности, но пока он со мной, я в безопасности.
- Тебя не существует, - говорю я и неожиданно легко и без труда прижимаюсь к нему, откидывая голову назад и чувствуя на коже чужое дыхание. – Я в тебя не верю, и я тебя не боюсь.
Он постоянно приходит в образе тех, кого я люблю – но мне не выкинуть его из своей жизни, как бы я ни пытался.

URL
2013-03-04 в 23:05 

Спасибо. И правда, не совсем то, что подразумевалось, но нравится! Очень... Реалистично вышло? Атмосфера того. что так - ну, бывает. Как бывает и "не считается" такое неблагополучие, которое не очень принято признавать и исправлять.
З.

URL
2013-03-06 в 11:32 

Автор рад, что в целом смог угодить заказчику) Спасибо Вам за заявку, она сделала мне день.

URL
2013-03-23 в 20:09 

Заказчик, я тебя заочно обожаю. Жди второй вариант, уже пишу!
какая заявка, мммм

URL
2013-05-25 в 19:21 

Здорово. :vo: Прямо так верится-верится. Эмоции, рассуждения... Прекрасно написано:hlop:

2013-05-25 в 19:22 

Автор, кто вы? :white:

2013-05-25 в 20:50 

Лася
Почему у меня только бутылка рома и никакого йохохо
Амура03, спасибо за отзыв, я очень рада, что Вам понравилось :goodgirl:

   

Hot Fest

главная