23:21 

8H-01.

Ermalorda
Like fiery chrysoprase in deep basalt
FATE. Диармайд/P!Артурия. Объятья под сенью дуба. Диармайд ли отец ребенка - на усмотрение автора

@темы: FATE

Комментарии
2015-06-28 в 03:23 

343слова.
AU! и естественный ООС Артурии. Просто зарисовка, финал показался мне сухим и я его убрала, такая концовка понравилась мне больше, возможно будут ещё вариации.

Им обоим было не впервой становиться родителями, но не таким образом. Артурия с помощью ухищрений Мерлина являлась " отцом", а Диармайд так и не увидел своих отпрысков, ведь Грайне была ещё беременна, когда он пошел на роковую охоту с Финном. В отличие от пышнотелой капризной королевны, Cэйбер была угловатой и по-рыцарски аскетичной, но это только добавляло ей шарма в глазах Диармайда. Она никогда ничего не требовала и ни на что не жаловалась, несмотря на неудобства, которые доставляли ей растущий не по дням, а по часам живот и крайне непривычая для неё роль. Даже, будучи готовой расколоться в любой момент, она выглядела милой и сильной, нет, во сто крат милее и сильнее, чем обычно. Он с первой встречи понял что за ней и без гесса на край света пойдет и чувствовал себя самым удачливым из бессмертных, когда она предпочла его Гильгамешу и своим честолюбивым замыслам, искренне ответив взаимностью. Они поверили, что будут счастливы в своей дубовой роще, а теперь у неё под сердцем плод их союза, рьяно проявляющий характер, к их общему изумлению и радости. Диармайду безумно хотелось дочь, Артурии было всё равно, ведь она не по наслышке знала, что главное воспитание и привитие правильных принципов, а пол не суть. Хотя, иногда ей снилась божественно красивая темноволосая девочка по имени Игрейн с родинкой на скуле, как у него.

URL
2015-07-06 в 10:49 

№2.845 слов.
Ссылка на автора

Сэйбер отдыхала под тенистым деревом. Её глаза были закрыты, веки немного подрагивали, выдавая неумение расслабляться до конца. В мыслях звучал мотив, что-то тихое и размеренное. Она неосознанно некоторое время продолжала напевать эту незатейливую мелодию вслух, не сразу заметив появление высокого мужчины, чьи волнистые темные локоны так любит трепать юго-западный ветер.

-Артурия,- произносит он, затмевая ей солнце.

Будучи вырванной из своей истомы, она недовольно мычит и удостаивает его внимания, её рука по-прежнему покоится на животе, обтянутом лёгкой тканью. В платье Артурия выглядит удивительно хрупкой, ему даже немного больно на неё смотреть, потому что от щемящей нежности сводит не только скулы.

-Ну, что тебе опять нужно?

Диармайд устраивается рядом, оперевшись локтями о колени, покручивая тонкий стебель какого-то растения из леса прямо за поляной. И тут Сэйбер замечает, что принёс он с собой корзину.


-Это что, еда?- по-правде говоря, она очень проголодалась. С утра она толком не завтракала, а малыш, что рос в ней уже на протяжении шести месяцев требовал от неё есть за двоих.

-О, да,- сразу же оживился Диармайд. Его глаза лукаво заблестели, когда он постелил клетчатое покрывало и стал выкладывать всякую невозможно аппетитную на вид снедь.- Я тут приготовил тебе кое-что покушать, подумал, ты возможно голодна. Знаю, я не мастер. Я,- их взгляды встретились, он поднес палец к губам будто задумавшись, но очень быстро пришёл в себя.- В общем я не обижусь, если ты захочешь выбросить мою стряпню.

Гормоны, которые бушевали в Артурии уже не первый месяц, вдруг подали какой-то невообразимый сигнал. Этот мужчина в одно мгновение вдруг показался ей самым родным человеком на планете. Всё это было очень мило и славно с его стороны, всё что он делал. Как только он узнал о беременности подруги, его будто подменили. Теперь он то и дело оказывался рядом и всегда был готов прийти на помощь. Девушка улыбнулась своим мыслям, неуклюже поднялась на ноги и пересела на плед.

-Ладно, давай попробуем. Может все не так ужасно.

-Да,- энергично закивал Диармайд.-Вам надо покушать.

Еда была воистину восхитительной,Сэйбер даже закрыла глаза на то, что весь ланч экс-оппонент не мигая смотрел на её рот. Видимо, он действительно волновался о том понравится ли ей.

-Благодарю тебя. Всё было превосходно - последнее время она очень быстро приходила в состояние усталости. Почти после каждого приёма пищи клонило в сон, ну или хотя бы просто полежать.

-Артурия,- Лансер нервно прокашлялся и придвинулся поближе. Он снова потревожил её и от этого чувствовал себя крайне неуютно.- Я все время хочу спросить...

-Что?- сытая британская львица лениво приоткрыла один глаз. Было очень забавно наблюдать за тем, как он пытается побороть эту неизвестно откуда взявшуюся неуверенность.

-В общем, можно мне потрогать твой живот?- он прищурился будто ожидая удара, которого естественно последовать не могло. Послышался звонкий смех, а затем крепкую мужскую руку обхватила холодная изящная ладошка. Он предвкушал этот миг в своих фантазиях не раз, но тем не менее вздрогнул от неожиданности. Сейчас его сильная ладонь разместилась на животе больше похожем на шар. Да и на ощупь по упругости, он ничем не уступал мячу.

-Ого, он такой... - осмелев, он стал массировать живот плавными круговыми движениями. На его ласки ответили изнутри пинком.

Глаза обоих расширились, Артурия положила обе свои ладони поверх его.

-Ты почувствовал?- голос немного дрожал, а руки стали горячее.- Он толкнулся.

-Так и есть,- мечтательно прошептал в ответ рыцарь. Одного взгляда на него сейчас было бы достаточно, чтобы понять насколько он любит её, и это отнюдь не платоническая дружеская любовь и уважение. Это те самые чувства, что разрывают его на части, заставляя медленно умирать от осознания вероятной невзаимности. Он так же любил и этого ребенка. Малыш еще не появился на свет, а Диармайд уже знал, что обожает его всеми фибрами своей души. И этот лёгкий толчок изнутри, стал началом чего-то более значительного, того, чего раньше Артурия никак не понимала или не хотела признавать.

-Я... тебя люблю...- вдруг вырвалось у неё, голос был немного хриплым. Осознание того, что Диармайд станет лучшим отцом её ребёнку накатило мгновение назад. И это был неоспоримый факт. Хоть рыцарь и не принимал никакого участия в его зачатии, Артурия ни капли не сомневалась.Хотя последующая реакция не очень обрадовала девушку, и даже позволила тревожным мыслям посетить её белокурую голову. Диармайд жутко побледнел, но не отнимал руки. А что если он не чувствует к ней того же? Что если заботу о ней и о будущем ребенке, он видит как очередную обязанность?

-Прости, не стоило так резко,- смутившись пролепетала она и отвела взгляд в сторону.
И она продолжила бы говорить, что-то совсем ненужное, не имеющее смысла, если бы он не прервал её поцелуем. Он целовал её робко и одновременно отчаянно, невообразимо. Вскоре обоим понадобился кислород и оторвавшись от губ королевы, прежде чем начать дышать полной грудью, он крепко обнял её и прошептал на ухо самые нежные слова, на которые сейчас только и был способен.

-Я тоже, очень и очень сильно люблю тебя. Ты никогда не сможешь представить на сколько безгранична моя любовь к тебе.

Пока Диармайд хлопотал в ликвидации того что осталось от пикника, Артурия отдыхала, любуясь его сноровкой и статью, и напевала, что-то тихое, еле уловимое,оберегающе поглаживая округлость.

-Глупый же у тебя папаша, однако,- пронеслось у неё в голове.
Ребёнок будто прочитав мысли матери вновь толкнулся. На тот момент Артурия Пендрагон чувствовала себя самой счастливой на всем белом свете. Ведь теперь всё у них будет хорошо.

URL
   

Hot Fest

главная